Старое Каратэ для Новых Каратистов


В 80-х годах, изучая Каратэ-До, мы учились всему и практиковали каратэ везде, где можно и где нельзя. Каратэ, с которым меня познакомили, был Шотокан. С тех пор я изучаю и практикую его по сей день. Но помимо Шотокан Каратэ-До я интересовался и изучал многие боевые искусства. Это были каратэ Вадо-Рю, Шито-Рю, Кёкушинкай, японские Бу-Джицу Айкидо, Кобудо, Джиу-Джицу, Дзюдо, китайские системы Вин Чун, Джит Кун До, Хунгар, Чань Цюань, Тайцзи Цюань, корейские Таэквондо, Тангсудо, тайский бокс Муай Тай, советская борьба Самбо и многие другие виды боевых искусств. Я перечислил лишь те, из которых я взял что-то себе на вооружение. Очень полезно не брезговать в этом плане возможностью прикоснуться к чему-то еще, кроме вашего любимого единоборства. Нет, я не бегал из секции в секцию. Все это время я всегда изучал и относил себя только к школе Шотокан, но это мне не мешало шире смотреть на мир Будо. Новое поколение в боевых искусствах, чаще смотрит на свое единоборство, как на нечто совершенное, а к другим видам единоборств относится скептически. Как сказал мой друг о таких – одним словом «сектанты».

Говоря о прошлом и нынешнем, я хочу вам рассказать и привести некоторые сравнения нашего старого каратэ. Времена были другие и каратэ другое. Мы равнялись по старым мастерам. В большей степени по первоисточникам. Брали в пример даже героев кино, таких как Брюс Ли, а так же «Гений Дзюдо», «Обреченный на Одиночество или Поединок». Чуть позже и Жан Клод Ван Дамм. Так вот, в те времена мы, тренируясь, использовали очень многое, о чем в наше время и не знают даже представители тех или иных современных направлений. Знания утрачены, а методики упрощены. Пошли более щадящие тренировки и щадящее отношение к самим себе в частности.  Как сказал Хирокадзу Канадзава:

«Новое поколение не хочет тратить много времени на упорные тренировки. Они хотят многого добиться как можно быстрее».

В те далекие года, мы убегали в горы, в лес и там тренировались с утра и до вечера. Бывало, мы тренировались в лесу и зимой и летом. Колотили руками не макивары из кожзаменителя, а били голыми руками по макиварам, которые сами же изготавливали из того что было в лесу. Били по деревьям, сбивая кулаками кору с деревьев. Били голенью дерево столько, что на ребре голени не росли волосы. Пальцами наносили удары в ведро с песком, а чуть позже и с гравием. Что говорить об игрушечных автоматах, пистолетах, машинках сделанными детьми своими руками? Это было в детстве. А тут уже мы сами изготавливали в лесу турники, брусья, столбы с макивара, площадку для бросков и акробатических трюков. Мы вырывали площадку глубиной 20 см и засыпали ее сухими листьями, после чего вновь закапывали. Таким образом, у нас было самодельное татами для бросков. А новому поколению это и не нужно. Они скажут – «А зачем нам это? Мы живем в современном обществе, тренируемся в оборудованных залах и нам этого не нужно». А вот зря. Дикие условия нас воспитывают и закаляют намного сильнее….

Почему я вам это все рассказываю? Потому что сегодня я хочу рассказывать вам о Масутацу Ояма, о работе над собой вне цивилизации, а так же о старой корейской системе Чхарёк, которую я так же заимствовал для своих тренировок. О системе Чхарёк я узнал со слов Масутацу Ояма. Уверен, что большинство нынешних последователей Кёкушинкай, заняты больше турнирами, чемпионатами и показательными выступлениями, даже не догадываются о такой методике тренировок, о которой часто говорил сам создатель Кёкушинкай. Я не буду писать об этом своими словами. Хочу просто процитировать, написав текст самого Сосая, слово в слово…

«Исконно корейские боевые искусства берут свое начало в Трех Государствах — Когурё, Пэкчё и Силла — существовавших с середины I века до н.э. почти до конца Х века нынешней эры. Так, в Когурё, располагавшемся в северной части корейского полуострова и на значительной части территории современной Маньчжурии, система рукопашного боя под названием «Сонбэ». В Пэкчё, находившемся на востоке страны, была разработана система «Субак». А в государстве Силла, чьи земли лежали на юге и юго-западе, появилась система «Хварандо». Позднее, в эпоху Корё (976-1392 гг.) к ним добавились системы «Тхэккён», «Тангсудо», «Юсуль» и некоторые другие.

Характерной чертой корейских систем рукопашного боя являлось широкое применение в схватке ударов головой, длинной косой (которую в те далекие времена носили все мужчины, вплетая в ее кончик острый металлический гребень или гирьку), плечами, локтями, коленями и ступнями. Кулак почти не использовался. Ему предпочитали открытую руку, нанося удары ребром ладони, ее основанием или пальцами. Для совершенствования своих боевых систем древние корейские воины изобрели специальные методы тренинга, объединенные общим названием «Чхарёк», что означает «заимствование силы». Имелось в виду заимствование силы из какого-то внешнего источника и прибавление ее к природным возможностям человека (Говоря современным языком, это можно назвать — тренировка, упражнения, тренинг).

Однако, несмотря на название, эти методы представляют в действительности интенсивный психофизический тренинг, осуществляемый тремя основными способами, дополняющими друг друга: путем слияния с природой, путем больших физических нагрузок и путем использования особых препаратов. Во время своего полуторагодичного уединения на горе Киёдзуми я тренировался именно таким образом.

Освобождение сознания — вот истинная цель каратэ. Каратэка обязан избавиться от страха смерти и от привязанности к жизни, питающей этот страх. Иначе он никогда не станет совершенной боевой машиной. Нет никакого преувеличения в классическом изречении, согласно которому «Путь воина есть Путь познания смерти». Оно не означает, что воин специально ищет смертельную опасность. Но когда такая опасность появляется, воин встречает ее спокойно. Этот тезис можно иллюстрировать примером перехода через пропасть по незакрепленному бревну. Тот, кто боится упасть — непременно упадет, а боится человек, не верящий в себя, не знающий истинных возможностей собственного духа и тела. Методы Чхарёк освобождают сознание от привязанностей и страхов, воспитывают стальную волю, делают тело необыкновенно сильным.

Духовный Чхарёк.

Используя этот способ тренинга, человек уединялся в лесу или в горах. Там, под открытым небом, летом и зимой, днем и по ночам он предавался медитации и дыхательным упражнениям. В практике духовного Чхарёка было много необычного. Это медитация под водопадом, обжигающим человека ледяным холодом и с неистовой силой бьющим тело своими струями. Это выполнение упражнений на самом краю скалы, рядом с бездонной пропастью. Это хождение босиком по раскаленным углям от костра; это дыхательно-медитативные упражнения в водах реки, куда отшельник погружался по самое горло, чтобы впитать ее живую силу; это закалка тела солнечными лучами и морозным ветром.

В отношении сна и питания и во многих других отношениях жизнь человека, практиковавшего духовный Чхарёк, походила на жизнь животных. Поначалу он не мог научиться спать так, как спят дикие звери: полностью расслабив тело, на траве, а зимой на снегу, способный лежать так целые сутки и в то же время готовый в любой миг вскочить на ноги, чтобы драться или бежать без устали милю за милей. Поэтому приходилось постоянно бороться с сонливостью. Но потом развивалось умение полностью восстанавливать силы всего за полчаса крепкого сна, без сновидений.

Нечто похожее происходило и с пищей. Переход от продуктов, приготовленных на огне, в том числе продуктов животноводства, к питанию сырой пищей, преимущественно растительной, давалось легко. Но, в конце концов, отшельник начинал употреблять сырые соевые бобы, богатые жиром и белком, листья и хвою, этот источник гормонов и витаминов, коренья, грибы, ягоды и травы. Употреблял он в пищу также сырую рыбу, пойманную в горных ручьях, птичьи яйца, мелких животных, которых удавалось ловить в окрестностях. Впрочем, кое-что из съедобных даров природы отшельник готовил в огне костра, если только ему удавалось добыть и сохранить огонь…

Еще одна серьезная проблема в практике духовного Чхарёка – это к одиночеству. Человек, особенно целеустремленный, привыкает ко всему. Но первое время ему было нелегко. Голоса и видения – извечный спутник всех отшельников. Приходилось тратить много сил на то, чтобы не поддаться иллюзиям сознания, тоскующего по себе подобным и научиться быть дома не в гуще людской толпы, а в храме природы, среди деревьев и птиц, животных и рыб, камней и цветов.

Фармакологический Чхарёк.

Речь идет об использовании для укрепления организма всевозможных отваров, настоек, пилюль, порошков и мазей. Препаратов такого рода из продуктов растительного, животного и минерального происхождения в корейской и китайской медицине известно огромное количество. Самые популярные среди них женьшень, пантокрин, хвойный настой, стоголовник, сосновая смола, хотя и в действительности дальневосточная фармакология охватывает несколько тысяч видов снадобий, большинство из которых имеют очень сложный состав.
Прием этих снадобий внутрь, втирание их через кожу делали организм невосприимчивым к переохлаждению, повышали его адаптивные возможности, устраняли последствия травм, снимали усталость. Многие препараты такого рода обладают поистине чудодейственным эффектом. Тем не менее, фармакологический Чхарёк не обязателен, так как требует обширных знаний в области медицины и занимает много времени на поиск и приготовление необходимых снадобий.

Физический Чхарёк.

Это тренинг, предназначенный для развития сильного, ловкого, выносливого, закаленного тела. Он включает в себя: Бег вверх по склонам гор с отягощениями на теле (мешок с песком, металлические пластины, привязанные веревкой к ногам или тяжелые камни в руках); Свободное раскачивание вперед-назад и вправо-влево молота или палицы весом около 45 кг; Перепрыгивание большие камни и перекаты через валуны; перескакивание с ветки на ветку на деревьях подобно обезьяне. Одним словом, это ежедневный интенсивный тренинг, когда человек всякий раз стремится превзойти свои вчерашние достижения.

Не стоит забывать, что воины прошлого могли без устали часами упражняться с тяжелыми мечами, длинными копьями и тугими луками. Мечом они могли повергнуть врага с быстротой молнии, стрелой из лука сбивали птиц на лету, а копья у них в руках казались живыми существами. Подумайте о том, какая для этого требовалась сила и выносливость. Кулаком любой древний воин мог убить быка, не говоря уже о том, чтобы просто схватить его и повалить на землю. В этом нет никакого чуда, только хорошая тренировка. Я могу так заявлять, потому что сам делал и то и другое.

Мой Собственный Чхарёк.

Я начал заниматься кулачным боем с 14 лет. В 1948 году, когда мне уже было 25, и я имел десятилетний опыт практики боевого искусства, я уединился на горе Киёдзуми, расположенной в 10 км от станции Ясубо Коминато. Густой кустарник, могучие дубы и высокие клены покрывают это гору. Там течет река с многочисленными водопадами и стоит знаменитый буддийский храм Сэйдзёджи, в котором когда-то жил прославленный монах Ничирэн. Поселился я недалеко от этого храма в полуразвалившейся сторожке. Большинство моих друзей пытались удержать меня от ухода в горы для усиленных занятий каратэ. Они считали, что глупо тратить так много времени и сил на то, что не может защитить от одной пистолетной пули. Другие же в противовес им утверждали, что хотя бы один человек из восьмидесятимиллионного населения тогдашней Японии может позволить себе делать глупости.

Так или иначе, я отправился в горы, взяв с собой книгу о Миямото Мусаши, величайшем японском мастере фехтования на мечах, написанную Эйджи Ёчикавой. Помимо книги, я взял с собой меч, копье, ружье, котелок для приготовления пищи, чайник и посуду. Из продуктов я взял чай, рис и бобы. Мой день начинался в 4 часа утра. Сразу же после пробуждения я бежал к ближайшему ручью, чтобы искупаться в его холодной воде. Затем возвращался в хижину и делал там базовые физические упражнения, а потом около часа бегал по горным тропинкам.

Вместо отдыха я готовил себе завтрак из риса и бобов, после которого читал книгу Ёчикавы. Тренировка в каратэ проводилась часов через 5-6 после пробуждения. Я обвязывал ползучими растениями стволы деревьев около своей лачуги и отрабатывал на них удары кулаками, ребрами ладоней, пальцами и ступнями. Через полтора года все эти деревья завяли. Кроме того, я 100 раз повторял какую-нибудь ката. Я не позволил себе уклониться от этих упражнений хотя бы один раз за то время, что жил на горе Киёдзуми.

Потом я обедал, съедая то же, что и утром и немного отдыхал, продолжая чтение или гуляя по лесу. После этого приступал к силовой тренировке. Я где-то читал, что старые мастера развивали свою прыгучесть, прыгая много раз в день через растущий лен. Лен – это растение, которое растёт необыкновенно быстро. Я решил делать то же самое и посадил лен в углу маленького участка, где выращивал овощи для своего стола. За время с утра до вечера, в несколько приёмов, я прыгал через лен 300 раз. Каратэ не может позволить себе роскошь пользоваться высоким прыжком с разбега, приходиться прыгать с места. Высота взрослого льна превышает два метра. На такую высоту невозможно прыгнуть с фиксированной исходной позиции. Но ежедневные прыжки вверх через лен значительно улучшили мою прыгучесть.

Ещё делал сотни отжиманий на кулаках и на пальцах, в том числе в стойке вверх ногами, лазал по канату, упражнял брюшной пресс, подтягивался на перекладине, поднимал и бросал тяжёлые камни, ворочал здоровенные валуны. Разумеется, каждый день утром и вечером и очень часто – ночью, я практиковал различные формы медитации. Среди них было и погружение в реку на полчаса или час, и стояние под струями водопада, и выполнение ката в медленном темпе на краю обрыва, и многочасовое созерцание луны и звёзд. Когда наступала темнота, я в своей хижине сквозь полузакрытые глаза смотрел на пламя свечи, одновременно читая наизусть священные тексты. Или же пристально всматривался в круг, нарисованный на стене. Этими способами я достигал освобождения сознания от всех посторонних мыслей и образов, постоянно меня осаждавших.

Мои дневные тренировки были настолько тяжёлыми, что по ночам нередко наступало состояние подавленности, иногда начинались галлюцинации. Однако к концу жизни в горах у меня выработалось умение достигать полного бесстрастия. В этом мне помогло разбивание камней. Я выбрал булыжник подходящего размера и попытался и попытался расколоть его ударом ребра ладони. Камень не поддавался моим усилиям. Я упорно продолжал попытки десять дней подряд. По ночам я сидел в доме, положив камень перед собой и созерцая его, а не круг, нарисованный на стене.

Однажды ночью я, как обычно, пристально смотрел на камень. Была яркая лунная ночь. Чувство, внезапно охватившее меня, можно назвать вдохновением или как-то иначе, но главное то, что я ощутил: сейчас я смогу разбить этот булыжник. Я вынес его наружу и положил на землю. Потом опустился рядом с ним на одно колено. Ощущение того, что я могу его разбить, теперь переросло в уверенность. Я был совершенно спокоен. В таком состоянии я нанес удар ребром ладони, и камень раскололся пополам. Я долго смотрел на него. Я сделал это, я сделал это!

После той ночи я разбил бесчисленное множество камней. Когда я покидал свое убежище в горах, рядом со сторожкой валялась большая груда их осколков. Так я научился достигать полного бесстрастия сознания, позволяющего ощущать свое единство с Вселенной и генерировать в себе огромную мощь. В этом состоянии я адекватно воспринимаю любое движение окружающих и не думая, мгновенно реагирую на него. Когда я вернулся к людям, выяснилось, что полтора года тренинга в соответствии с методами Чхарёк дали мне многое. Я смог выдержать трехсуточный спарринг-марафон, где каждый день приходилось проводить без перерывов 100 двухминутных схваток с постоянно меняющимися противниками. Еще я провел 52 боя с быками, сбивая им рога ребром ладони. Трое из них скончались мгновенно, остальные не смогли продолжать поединок. Я провел немало встреч с мастерами английского и тайского бокса, дзюдо, борьбы вольного стиля и во всех встречах одержал победу…

Поэтому я думаю, что каждый, кто хочет полностью посвятить свою жизнь каратэ, или какому-то другому боевому искусству, обязательно должен пройти тренировочный курс по методу Чхарёк продолжительностью хотя бы в один год».

Масутацу Ояма

Вот, я привел вам пример из книги самого Масутацу Ояма, где он рассказывает о старо корейских методиках тренировок. Я не смотрел на то, что это китайское, корейское или тайское… Мне было все равно. Этого нет в современном каратэ? Это сделает меня сильнее? Значит, мне это все нужно и я буду это изучать. Говоря о рассказе сэнсея Ояма и о том, как он прыгая через лен повысил свою прыгучесть, хочу рассказать пример из своего прошлого. Мне было 15 лет и я не знал как выглядит лен. Не знал, растет ли он вообще в Закавказье. Я сделал так, как мне подсказала логика. Я задал себе вопрос – «какое растение у нас растет, которое бы в течение 3-х месяцев вырастало выше человеческого роста?» На тот момент в голову пришла первая мысль – подсолнух!!! У нас они вырастали в высоту приблизительно 2 метра. Были и чуть больше и чуть меньше. Я посадил семена и поливал растение. С момента, когда росток поднялся от земли на 15 см, я стал через него прыгать. Как это все происходило? То есть, прыжок, одновременно двумя ногами вперед, поджав колени к груди. Приземляясь, я делал еще один прыжок для разворота и следующий прыжок уже был опять через подсолнух. Вот так я прыгал через растение в день по 300 раз. Скажу вам, не хвастая – кто меня знает, видели, как я прыгаю до сих пор. Тогда еще, в возрасте 15-ти лет, имея небольшой рост я, с места, двумя ногами (не прыжком ножницы, не прыжком через спину), брал планку 115 см. Это был результат моего отношения к древним традициям старых мастеров. Ну и плюс чуть-чуть упорства и настырности.

Я иногда, спустя время, перечитываю собственные статьи и улыбаюсь. Мои статьи очень похожи на один длинный армянский тост. Ну, это не беда. Пусть и эта статья так же и закончится. Я хочу пожелать молодому поколению быть более мудрее и не относится предвзято к другим видам единоборств. Новое оно или старое, популярное или им занимаются лишь сотни в мире, японское оно или китайское – это Будо! Чтите истинный дух Будо! Не будьте сектантами. Помните, что Масутацу Ояма практикуя каратэ, изучал наставления по кен-джицу мастера Миямото Мусаши «Го Рин Но Шо» и перечитывал книгу о этом величайшем мастере меча.  Не пытайтесь ускорить ваш прогресс в каратэ современными системами питания и диет, новыми методиками и т.д. Помните, маленькие крупинки камня, прилипшие к мокрому пальцу мастера полировали меч катана так, что в нем было видно сое отражение как в зеркале. «Полируйте» свое каратэ и свою душу так же, медленно, ежедневно и настойчиво. Не спешите видеть результат. Вам должен доставлять удовольствие сам процесс «полировки».

Армен Мовсесян

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *